Раиса Игнатьева


фото с сайта http://waralbum.ru/363597/

Война у каждого своя, но та боль, с которой рассказывает о своих детских годах и страданиях наша Раиса Павловна Игнатьева, без слез слушать невозможно. Родилась она  в 1934 году в Белоруссии, в Гомельской области. Ее мама, Наталья, умерла во время войну. Отец Павел был призван на фронт. И что пришлось пере- жить маленькой Рае с братом Валентином,  и вспомнить страшно . Детский дом, голод, обстрелы… 

Когда отец вернулся с войны, радости не было края, он сразу же  взял ребятишек домой. А ведь дети могли потеряться навеки, потому что брата и сестру  почему-то разлучили, отправили в разные детские дома: 

— И вот когда меня привезли в город Мозырь, и там я  узнала, что рядом мой братик! Сижу я  на одном конце лавки, а на другом — какой-то мальчик, И он  так на меня внимательно смотрит, а я — на него. Оба такие похожие друг на друга. Потом мы вскочили да как побежали друг к другу! Теперь-то я понимаю: это  Сам  Господь нас  свел. 

Тому рассказать — не поверят, но и не такое случалось в те годы. Фашисты проклятые даже за водой не давали местным жителям пройти, все дорожки к единственному колодцу простреливали.

 — Жили мы в землянке. Вот пошлют меня взрослые за водой  в надежде, что не тронут малышню, а они понемногу и принесут попить из колодца.  Бегу как-то с ведерком, а пули так и свищут. Мала была, страха не знала. А ведь потом посмотрели женщины, а  подол  моего платьица все в дырках  от пуль,  сплошь простреленный. Видно, меня Бог хранил, только в этом все и дело. Помнится еще, с подружками мы бегали к магазину, он был весь разбомблен, сплошные битые кирпичи.   Мы нет-нет, да и находили там какие-то брошечки, говорят, они были золотые.  А вот куда подевались они потом, и не знаю. 

Куда памятнее другие зарубки детства. Тогда немцы всем запрещали передвигаться по улице, боялись партизан.  Но ребятишек разве удержишь? 

— Однажды объявили: все еврейские семьи должны строем идти в поле и там копать большую траншею. Оказалось, копали, бедные, себе могилу. Убитыми и еще живыми их сбрасывали в ров и закидывали землей.  Мы видели, что потом там еще долго земля словно ходуном ходила, потому что люди-то  там ведь ещё живые  были.

Выпало немало тягот на судьбу матушки Раисы, но не иссякла доброта ее сердца. Она и в других людях цент это качество превыше всего: 

— Мир на доброте строится. И людей добрых больше, это я точно знаю. Когда человек со злом живет, он сердцем пуст. А если ты с добром — значит,  с Богом. Так я думаю.

   В наш город  Раиса приехала в молодые годы к своей бабушке. Сразу устроилась на работу. Контролером суровья отработала на «Пролетарке» 22 года, у нее двое сыновей, Герман и Юрий,  они  уже взрослые. Теперь душою она успокаивается в нашем храме, где у матушки Раисы много добрых знакомых,  и живет она молитвами и теплом,  которым окружают ее прихожане и наш батюшка отец Петр. А  то, что было 75 лет назад, ей даже и вспоминать страшно. Спаси, Господи мир во всем мире, так любит повторять дитя войны Раиса Павловна.


Версия для печати